18:02 29 Сентябрь, 2014

Цены на лекарства не поддаются «лечению»?

< div class='body clearfix'> Четыре года назад руководство страны объявило войну высоким ценам на лекарства. Что оно предпринимало для этого и к каким результатам эти действия привели, разбиралась «СП». 1. Снизить и уравнять цены Пролистав подшивку «СП», восстановим в хронологическом порядке, что именно собиралось регламентировать правительство на фармацевтическом рынке и какие цели при этом заявлялись. Начало процессу положило постановление правительства № 525, принятое в июне 2010-го, которым введено в действие Положение о порядке утверждения и регистрации цен на лекарства. Суть документа примерно такова. Министерство здравоохранения утверждает Национальный каталог цен производителя на лекарства. Стоимость медикамента в этом каталоге представляет собой среднюю цену по трём самым низким ценам на аналогичное лекарство в так называемых эталонных странах — государствах, с которыми эти самые расценки будут сравнивать. Импортёр может ввезти в страну лекарство, только если его цена внесена в Национальный каталог. А далее должен действовать Закон о фармацевтической деятельности, который говорит, что «при формировании цен на лекарства допускается применение торговой наценки в размере до 40 %». Другими словами, конечная цена в аптеках для потребителя должна быть не более 40 % от цены, которая закреплена в каталоге Минздрава. При этом оптовые фармацевтические склады имеют право к первоначальной стоимости прибавить не более 15 %, а аптеки и их филиалы — не более 25 %. Правительство заявило во всеуслышание о том, что после 1 января 2011 года медикаменты подешевеют. По словам тогдашнего министра здравоохранения Владимира Хотиняну, цены на некоторые препараты снизятся на 40 %. Какое-то время все аптеки страны трясло (как обычно, не всё было продумано до конца), затем стало очевидно: существенного удешевления большинства востребованных медикаментов не произошло, однако цены в разных аптеках уравнялись. По итогам года правительство объявило, что в целом цены на лекарства снизились на 3 %. 2. Ужесточить отпуск лекарств В начале следующего, 2012 года новый министр здравоохранения Андрей Усатый выступил с новой инициативой: врачи не должны выписывать больным более трёх медикаментов, кроме чрезвычайных ситуаций. «Выписка большого количества лекарств не только вредная, но и представляет собой финансовое бремя для граждан. Вот почему мы будем вести очень строгий контроль за соблюдением данных установок», — объяснил министр. К осени идея получила зримые очертания: вышел приказ Минздрава № 960 о порядке выписывания и отпуска лекарств. К вышеназванному требованию добавилось ещё одно: ограничить свободную продажу некоторых препаратов. С октября 2012-го около 80 % медикаментов можно купить в аптеках республики только по рецепту. Кроме того, по словам министра, чтобы пациент не приходил с одним и тем же рецептом в разные аптеки, при покупке он будет аннулироваться или передаваться фармацевту. Необходимость подобных нововведений министр здравоохранения Андрей Усатый объяснил тем, что, по данным Минздрава, около 30 % случаев госпитализации происходит по причине бесконтрольного применения препаратов. По его словам, ужесточение продаж лекарств позволит сократить это число. В список препаратов, запрещённых к продаже без рецепта врача, вошли антибиотики, парацетамол (позже был исключён из списка) и этиловый спирт. Полный список лекарств, отпускаемых без рецепта, можно найти на официальном сайте Агентства по медикаментам (amed.md). Там же можно проверить, к какой группе (свободно продаваемых или только по рецепту) относится тот или иной препарат. Общество скептически встретило нововведения, поскольку выход виделся лишь один: чтобы не ждать, пока подойдёт запись к семейному врачу, по любому поводу вызывать «скорую помощь», которая тоже сможет выдать рецепт. 3. Назначать по наименованию В том же приказе Минздрава № 960 определялось ещё одно правило выписывания лекарств: в рецепте должны быть указаны не конкретные торговые марки препаратов, а только Международные непатентованные наименования (МНН). И эта мера направлена на снижение финансового бремени для пациента и одновременно на борьбу со злоупотреблениями со стороны врача (продвигать продукцию той или иной компании) или фармацевта (продать препарат подороже при наличии более дешёвых аналогов). К примеру, если вам назначили paracetamolum, вы можете выбрать российский или молдавский парацетамол и заплатить 2–3 лея за пластинку либо «Эффералган» по цене раз в 10 дороже. При этом фармацевт обязан проинформировать покупателя о наличии в аптеке препаратов с коммерческими наименованиями, которые соответствуют прописанным Международным непатентованным наименованиям, а также сообщить розничную стоимость этих лекарств, начиная с наименьшей цены. Кто за что отвечает? Ответственность за выбор правильного лекарства и адекватной дозы, а также за правильное оформление рецепта несёт семейный врач или врач-специалист соответствующего профиля, говорится в правилах. А вот обеспечить информацией и контролировать правильность выписывания лекарств в рамках подведомственных учреждений, а также налагать дисциплинарные санкции за несоответствующую выписку рецептов должны руководители медико-санитарных учреждений, независимо от формы собственности. С другой стороны, менеджеры аптек обязаны сообщать руководителям медико-санитарных учреждений об ошибках, обнаруженных на этапе приёма рецептов. При этом неправильные рецепты должны быть аннулированы. Главным же контролирующим органом в этой области является Агентство по лекарствам и его подразделение — фармацевтическая инспекция. Именно они уполномочены при обнаружении нарушений правил отпуска лекарств принимать меры, предусмотренные действующим законодательством. Какие наказания предусмотрены? Во время «презентации» тех или иных нововведений министр здравоохранения Андрей Усатый заявлял прессе, что за нарушения правил отпуска лекарств аптекам грозит лишение лицензии. Однако в Кодексе о правонарушениях есть лишь одна статья, предусматривающая наказание за незаконное занятие медицинской и фармацевтической деятельностью (ст. 77). И она гласит, что «нарушение правил выписывания рецептов и отпуска лекарств влечёт наложение штрафа в размере от 20 до 50 условных единиц», т. е. от 400 до 1000 леев. Констатировать правонарушения и составлять протоколы вправе начальник Государственной фармацевтической инспекции и его заместители, фармацевты-инспектора. Сами же протоколы передаются для рассмотрения по существу в компетентную судебную инстанцию. Как это работает? Версия официальная Чтобы выяснить, насколько соблюдаются все вышеназванные правила, мы обратились в Агентство по лекарствам и медицинским изделиям. Завотделом оценки, статистики и связям с общественностью агентства Анжела Бузу заверила нас, что со времени введения Национального каталога цен производителя случаев, чтобы конечная цена была выше 40 % от указанной в каталоге, не было. «Такого не может быть, потому что у нас есть фарминспекция, которая проверяет всё это по всей республике. Если кто-то нам пишет, что в такой-то аптеке цены выше, наши инспектора выезжают и проверяют. Ещё не было выявлено таких случаев», — сказала завотделом. По поводу выписки более трёх препаратов или использования в рецепте не международного наименования, а конкретного препарата определённой торговой марки Анжела Бузу подтвердила, что и то и другое является нарушением и при выявлении подобных случаев фарминспектор направляет врачам предписание. По её словам, по закону фарминспекция не имеет права проверять одну аптеку или склад чаще одного раза в год, причём поквартальный план проверок размещается на сайте агентства (amed.md). Однако если от пациента или другого заинтересованного лица поступает соответствующее заявление, то фарминспектор выезжает на место. «В общем порядке проверки проходят раз в год. Если же обнаружились какие-то проблемы, человек должен или показать инспектору рецепт, или предъявить кассовый чек и лекарства. Можно сфотографировать или отправить упаковку», — объясняет Анжела Бузу. При этом обратиться в агентство можно разными способами: позвонить на зелёную линию (022-73-87-55), написать обычное письмо (MD-2028, г. Кишинёв, ул. Короленко, 2/1) и даже отправить по электронной почте (office@amed.md). Член Совета фармацевтов РМ Тудор Драгущук подтвердил: требование, что выше 40 % наценки не может быть, соблюдается строго. Как и то, что рецепты выписываются врачами правильно. «Если врачи не соблюдают правила, то рецепты возвращают им обратно. По ним не отпускают лекарства. Врачи уже знают, не первый год так работают», — объясняет Тудор Драгущук. Правда, при этом добавляет: «То, что положено по рецепту, они в основном пишут правильно, потому что рецепт остаётся в аптеке. То, что не положено, пишут на клочке бумаги, могут написать и 20 наименований». Наблюдения и эксперименты Собственный опыт и сигналы читателей (в этом году «СП» разбирала случай, когда препарат «Гелмадол» в одной аптеке стоил 17,75 лея, а в другой — 41,75) подсказывал, что реальная ситуация может отличаться от официальной. Тогда мы решили обратиться к Национальному каталогу цен производителя, чтобы определить размер конечной надбавки в аптеках. Возьмём, к примеру, обычный йод молдавского производства. В каталоге (к слову, его последняя обновлённая версия датирована 28 августа) заявлена цена в 3,8 лея. Это значит, что максимально он должен стоить 5,32 лея. Даже если прибавить НДС в 8 %, то получится 5,74 лея. Из проверенных нами аптек все превысили этот лимит, хоть и незначительно — 5,85 или 5,90 лея. Надо признать, что по большинству проверенных препаратов лимит не был превышен и разброс цен невелик, однако есть. Так, в одной аптеке «Фестал» стоит 7 леев, а в другой — 8,45, цена на «Тавегил» колеблется от 25,25 леев до 35 леев за пластинку, а на регидрон — от 7,41 лея до 11 леев. А потом нам в руки попал рецепт, выписанный в июле нынешнего года. Точнее, два рецепта, потому что на одном не помещались все назначенные лекарства — всего их было семь. Пять из них — торговые марки зарубежных производителей. У одних есть аналоги, у других нет. Например, были прописаны «Мидокалм» венгерской компании (МНН — Tolperisonum), словенский «Пентилин» (Pentoxifyllinum) и турецкий «Тексамен» (Tenoxicam), у которых есть «собратья», в том числе и местного производства. Разница в цене при этом бывает более чем в 1,5 раза. Итак, мы насчитали следующие нарушения: выписка более трёх препаратов, использование конкретных названий вместо международных наименований. Кроме того, после покупки рецепт не был изъят или аннулирован. Ну и ещё несколько примеров последних дней: на моих глазах девушке без рецепта и не задавая лишних вопросов продали пенициллин. Благодаря сайту amed.md узнала, что препарат, который регулярно употребляю и покупаю, исключён из свободной продажи. Но мне ни разу ни отказались его продать. Насколько меры оправданы? Как следует из вышесказанного, все эти меры не так эффективны, как задумывали их инициаторы. Сознательно не называем аптеки или врачей, которые нарушают регламент, потому что цель не в том, чтобы наказать кого-либо, а в том, чтобы выяснить, действительно ли они направлены исключительно на пользу пациентам. Насколько они оправданы интересами его здоровья? Если врач выписывает конкретный препарат, всегда ли это значит, что он «работает» на фармацевтическую компанию? По опыту близких знаю, что из всех силимаринов помогает только один, а их всех панкреатинов — наибольший эффект от «Креона». Возможно, врач тоже определяет не по цене, а по степени воздействия на пациента. То же касается и количества препаратов. С другой стороны, если хронические больные обращаются регулярно в одну и ту же аптеку, где фармацевт знает всю семью и все их заболевания, то почему он не может отпустить супрастин аллергику или квамател язвеннику в случае острой необходимости без рецепта? Ведь все прекрасно знают, что процесс попадания на приём к семейному врачу отнимает не один день. Не очень люблю риторические вопросы, но… Если какие-то правила не работают или не соответствуют заявленным целям, то какой в них смысл? Марина БЗОВАЯ Случайный Прохожий Всегда ли у вас требуют рецепт? С таким вопросом «СП» обратилась к прохожим. Анна Гарбуз, 28 лет, мать троих детей: — Конечно, приходится обращаться в аптеку часто. Иногда с рецептом, иногда без. Бывало, и часто, что отказывали продать лекарство. Даже в селе всё равно без рецепта врача не дают. Тамара, 74 года, пенсионерка: — Каждый месяц обращаюсь в аптеки и всегда с рецептом от семейного врача. Однажды пробовала купить димедрол — не дали. С тех пор без рецепта не хожу, потому что знаю, что не дадут, и не надо ходить нервы мотать. Когда в рецепте препаратов больше трёх, всегда дают. Сергей, 33 года, безработный: — Для детей, для себя довольно часто обращаюсь в аптеку. Если лекарства должны давать по рецепту, то всегда требуют. Вячеслав, 40 лет, тренер по футболу: — По мере необходимости. В основном в сезон простуд. В принципе, я никогда не беру то, что без рецепта. Я законопослушный гражданин и знаю, что дают без рецепта, а что нет. Валентина, 60 лет, техработник: — Конечно, часто хожу в аптеку: то я болею, то дети. Только с рецептом, сейчас без этого нужные лекарства не дают. Этот материал подготовлен на средства гранта, предоставленного Государственным департаментом США. Мнения, заключения и выводы принадлежат автору и не обязательно отражают позицию Государственного департамента США.
Источник – esp.md

Другие материалы рубрики



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

TELLUS Copyright © 1998—2016