14:03 29 Сентябрь, 2014

Остаться в живых

< div class='body clearfix'> Все мы помним диалог из комедии Гайдая о приключениях Шурика: «У вас несчастные случаи на стройке были?» — «Нет, пока ещё ни одного не было» — «Будут». Эти фразы всегда вызывают улыбку. Однако в жизни тема производственных травм далеко не веселая. Изучение этой проблемы на обоих берегах Днестра приводит к одному выводу: вопреки стараниям законодателей, работники не чувствуют себя защищёнными.

Виновными в производственных травмах могут быть и работодатели, и сами работники. Фото elport.ru

Цифры двух берегов По данным пресс-службы Министерства труда, социальной защиты и семьи Молдовы, за I полугодие 2014 года в стране было зарегистрировано 240 несчастных случаев на производстве, в результате которых пострадали 249 человек. Однако, как показывает практика, эта статистика неполная. В соответствии с молдавским законодательством, если на производстве произошёл несчастный случай, работодатель обязан немедленно сообщить об этом в Государственную инспекцию труда по тел. (022) 494-129. Если травмы у пострадавшего незначительные и сотрудник лишь временно утратил трудоспособность, то расследованием случая занимается само предприятие, которое направляет в Трудовую инспекцию соответствующий акт. Расследованием же тяжёлых и смертельных несчастных случаев на производстве занимается Государственная инспекция труда. За первые шесть месяцев этого года ведомством были расследованы 65 инцидентов, из которых 27 с летальным исходом. Территориальная инспекция труда Бельц, в ведении которой не только муниципий, но и еще три района — Фалештский, Флорештский и Сынжерейский, за этот период расследовала восемь несчастных случаев, из которых четыре смертельных. Как отметил начальник инспекции Ион Прокопчук, статистика в этой сфере не снижается, за аналогичный период прошлого года было зарегистрировано столько же смертей на рабочем месте. «Трудовая инспекция определяет причины несчастного случая, выявляет виновных и составляет план мероприятий для предотвращения подобного в дальнейшем. Результаты расследования направляются на предприятие и в комиссариат полиции, где уже решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Окончательное решение выносит суд», — рассказал Ион Прокопчук. Если расследованием инцидента занималось само предприятие, а работник не согласен с результатами расследования работодателя, он также может обратиться в Государственную инспекцию труда для перепроверки. В Приднестровье по состоянию на 30 июня этого года произошло 47 несчастных случаев, 11 из которых со смертельным исходом. Три из них признаны как производственные, наступившие в результате ЧП. Остальные случились на рабочем месте, но в результате ухудшения состояния здоровья. Человек пришёл на работу, стало плохо с сердцем… Такие случаи инспекцией охраны труда на учёт не берутся и не расследуются. Жизнь разделилась на «до» и «после» Утро 8 июля 2013 года для 28-летнего выборщика-укладчика Григориопольской шахты (Приднестровье) Станислава М. начиналось обычно, как у тысяч, миллионов людей: встал, позавтракал, побежал на работу. В восемь часов он спустился в забой шахты, а через час с небольшим его подняли на поверхность инвалидом — в добычной камере обрушилась кровля и погребла под собой Станислава. Его коллеги, спустившиеся с ним в забой в тот день, родились «в рубашке»… Прибывшие врачи «скорой помощи» констатировали у него компрессионный перелом (травма позвоночника, при которой под воздействием травмирующей силы происходит компрессия тела позвонка, в результате чего обломки смещаются в позвоночный канал, что приводит к необратимому параличу конечностей). Позже комиссия назовёт причины, приведшие к трагедии: неудовлетворительная организация работ и отсутствие должного контроля за безопасным ведением горных работ при добыче пильного известняка; отставание крепления горной выработки в забое КРМ № 34; необеспечение полной безопасности рабочего места; отсутствие контроля над подчинённым персоналом, невыполнение производственной инструкции самим шахтёром и т. д.  80 % вины за произошедший несчастный случай возложат на предприятие, 20 % — на Станислава. Весь год после того трагического дня, разделившего его жизнь на «до» и «после», он проведёт в бесконечной, изматывающей борьбе за здоровье (больничная палата, медикаменты, капельницы) и с накатывающей удушливой волной депрессией. Болезнь, полученные травмы оказались сильнее и коварнее — сегодня Станислав прикован к инвалидному креслу, ему нужны постоянный уход и дорогостоящее лечение. Консилиум врачебной экспертизы жизнеспособности (КВЭЖ) на основании медицинского освидетельствования определил ему первую группу инвалидности со стопроцентной общей и профессиональной утратой трудоспособности. А его мама весь этот год наступившей «новой жизни после катастрофы» будет разрываться между ним и чиновничьими кабинетами, хлопотать о ставшем беспомощным сыне, прятать от него мокрые глаза и писать, писать письма во всевозможные инстанции с требованием выплатить все положенные ему в этом случае выплаты. Застрахованы государством Виновными в возникновении производственной травмы могут быть признаны как работодатели, так и сами работники. «Часто сотрудники сами не выполняют требования инструкции, но есть примеры, когда и работодатели не обеспечивают работников средствами защиты: касками, защитными очками, поясами для предотвращения падения с высоты и т. д. Но в последнее время работодатели стали более ответственными. И сейчас намного меньше отмечается фактов, когда бы на предприятии скрывали несчастные случаи», — сказал начальник Бельцкой инспекции труда Ион Прокопчук. По молдавскому законодательству, если признаётся, что в несчастном случае виновно предприятие, то работнику за счёт экономического агента, помимо возмещения ущерба, выплачивается единовременное пособие в размере среднемесячной заработной платы по стране за каждый процент утраты трудоспособности. В случае смерти работника предприятие должно не только возместить материальный ущерб родственникам, но и выплатить единовременное пособие в размере среднегодовой заработной платы умершего, помноженной на число полных лет, не дожитых им до пенсионного возраста — 62 лет. По словам Иона Прокопчука, если погибший был молодым человеком, то размер таких единовременных пособий может достигать миллионов леев. Если ограничение трудоспособности или смерть работника наступили по вине не только предприятия, но и пострадавшего, то размер единовременного пособия уменьшается в зависимости от степени вины пострадавшего. Пособия исчисляются по-другому В Молдове, согласно законодательству, все граждане, которые выплачивают взносы государственного социального страхования, являются застрахованными от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Страховщиком является Национальная касса социального страхования Молдовы и её территориальные структуры. Размер пособия по временной нетрудоспособности вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания отличается от обычного. Во-первых, если при начислении выплат по обычному «больничному» учитывается стаж работы заболевшего (чем меньше, тем меньше размер выплаты), то в случае производственной травмы стаж не имеет значения. Во-вторых, если при общем заболевании при стаже более 8 лет сотрудник имеет право на пособие в размере только 90 % от среднемесячной зарплаты за год, то в случае производственной травмы выплата составляет 100 % средней зарплаты за последние шесть месяцев. В-третьих, в Молдове первые пять дней «больничного» оплачиваются за счёт работодателя, а начиная с шестого дня — выплата осуществляется из средств бюджета государственного социального страхования. А при заболеваниях или несчастных случаях, связанных с работой, первые 20 календарных дней «больничного» оплачиваются работодателем из собственных средств, и только начиная с 21-го дня выплата идёт из средств соцфонда. Директор Территориальной кассы социального страхования Дамиан Русу сообщил, что за первое полугодие этого года в Бельцах пособие по временной нетрудоспособности вследствие несчастных случаев на производстве или профессиональных заболеваний получали 20 человек, которые в общем находились на «больничном» больше года — 441 день. За это время им было выплачено почти 57 тыс. леев ($4 тыс.) пособия, из которых почти 37 тыс. леев ($2,6 тыс.) за счёт экономических агентов (за первые 20 дней). 20 тыс. леев ($1,4 тыс.) были выделены из Фонда социального страхования. Пособие по инвалидности вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания также отличается от обычного. Размер пособия лицу, имеющему I или II группу инвалидности, определяется как разница между 2/3 среднемесячной заработной платы работника за последние шесть месяцев и размером пенсии по инвалидности, выплачиваемой ему через государственную систему социального страхования. При III группе инвалидности размер зависит от степени утраты нетрудоспособности, которую определяют врачи. В случае смерти застрахованного лица из-за несчастного случая на производстве право на пособие имеют его несовершеннолетние дети (в размере пяти средних зарплат умершего за последние шесть месяцев на одного ребёнка; восьми — на двух детей; двенадцати — на трех и более детей), а также нетрудоспособный или ухаживающий за ребёнком до трёх лет супруг (в размере трёх среднемесячных зарплат). Лечение и компенсация за счёт работодателя В Приднестровье предприятие, виновное (полностью или частично) в несчастном случае на производстве или профессиональном заболевании, обязано возместить работнику ущерб здоровью, а также оплатить лечебно-оздоровительным учреждениям полную стоимость его лечения и полностью компенсировать органам социального страхования затраты, связанные с выплатой ему пенсии и других пособий. В случае смерти работника единовременное пособие выплачивается из расчёта среднегодового заработка умершего, помноженного на число полных лет, не дожитых им до возраста 60 лет. Если работник погиб в возрасте, например, 35 лет, то, следовательно, до 60 он не дожил 25 лет, эта цифра умножается на его среднегодовой заработок. При этом минимальный размер единовременного пособия должен составлять при смертельном исходе не менее 10 годовых заработков, при установлении I группы инвалидности — не менее пяти годовых заработков, II группыне менее трёх годовых заработков, III группы — не менее одного годового заработка. Размер ежемесячного пособия зависит от процента потери профессиональной трудоспособности. Так, при 100-процентной потере (это I группа инвалидности) выплачивается пособие, равное 100 % среднемесячной заработной платы, которая должна индексироваться ежеквартально, исходя из минимального размера оплаты труда; при II группе — примерно 60 % (процент потери трудоспособности определяет комиссия врачебной экспертизы жизнедеятельности — КВЭЖ). Предприятие, виновное в несчастном случае, тоже возмещает пострадавшему дополнительно понесённые им расходы на приобретение лекарственных препаратов, протезирование, санаторно-курортное лечение и т. д. В прошлом году, например, Рыбницкий цементный комбинат выплатил семье молодой работницы, погибшей в результате несчастного случая на производстве, 1,6 млн рублей ($150 тыс.) единовременной компенсации. Такие суммы могут если не обанкротить, то уж точно пошатнуть и без того непрочное финансовое положение хозяйствующих субъектов. А нынешний работодатель, в большинстве своём частник, научен считать каждую копейку. Мать ставшего инвалидом Станислава не один месяц «выбивала» из администрации Григориопольской шахты единовременное пособие, которое положено её сыну по закону. Шахта выплачивать не хочет, вернее, не может, ссылаясь на банальное отсутствие средств (Станиславу, напомним, положено единовременное пособие в размере пяти годовых заработков). «Мы выплачиваем ему ежемесячную компенсацию нетрудоспособности в размере 4134 рубля ($370), кроме того, оплатили больничные листы, выдали материальную помощь в размере 30 тыс. рублей, больше денег нет», — говорят на шахте. Григориопольский филиал сбербанка подтвердил, что в мае по текущему счёту шахты картотека составляла 210 тыс. руб. В таких случаях «бедствующим» предприятиям, на которых произошёл несчастный случай, подставляет плечо государство, гарантируя соответствующие выплаты пострадавшим работникам, их родственникам. Единый фонд социального страхования Приднестровья берёт на себя частичное субсидирование работодателей. В случае смерти работника от несчастного случая фонд выплачивает его родственникам не менее трёх годовых заработков, в случае получения инвалидности I группы — не менее двух годовых заработков, II — одного годового заработка, III — половину годового заработка. При этом предприятие обязано затем вернуть «позаимствованные» средства Единому фонду социального страхования, а также выплатить пострадавшим оставшуюся часть единовременного пособия. Станиславу и его матери тоже порекомендовали обратиться в фонд соцстраха (пока материал готовился к печати, стало известно, что вопрос с выплатой Станиславу части единовременного пособия наконец решился — фонд выплатил ему пособие в установленном размере). Рабочие не считают себя защищёнными Мы видим, что законодательство в области охраны здоровья и страхования от несчастных случаев на обоих берегах Днестра хорошее. Но многие работники не пользуются своими правами в этой области. Андрей Мокану из правобережной Молдовы — столяр, травмы на производстве он получал неоднократно. Мужчина уверен, что часть пострадавших не сообщает о том, что травмы получены на предприятии. «Во-первых, до сих пор многие рабочие трудятся неофициально, поэтому они вообще никак не застрахованы. Я тоже долгое время работал неофициально. Однажды, работая у станка, задумался и порезал пальцы. К врачам вообще не обращался, перебинтовал руку и подождал несколько дней, пока заживёт. Другой раз, уже официально работая на частника, выполнял срочный заказ. Из-за сильной усталости (не спал трое суток) станком срезал полпальца. Коллега отвёз меня в приёмный покой больницы, мне оказали помощь. Там меня спросили, буду ли я писать какое-то заявление. Я сказал, что нет. Считал, что сам виноват, и не хотел подставлять хозяина. Не оформлял даже больничный. Я знаю много случаев, когда граждане скрывают, что получили травмы на производстве, так как боятся потерять работу. Ну получат они пособие, но потом их никто на работе держать не будет. Ведь, если будет зафиксирован несчастный случай, начнутся различные проверки. Кому это понравится? И ещё. Мы работаем на очень старых станках. На современном оборудовании травмы получить сложно, но оно очень дорогое, а нашим предприятиям приобрести их не по карману». Серджиу Остапчук (Молдова) — строитель. Сам он серьёзных травм на производстве, к счастью, не получал, но коллег в травмпункт возил неоднократно. Он тоже считает, что официальная статистика далека от реальности, так как работники скрывают истинное происхождение своих увечий. «У нас на работе травмы получали многие. Если они были несерьёзными, то не обращались вообще никуда. А если травмы были тяжёлыми, то приходилось вызывать »скорую помощь» и ехать в больницу. Или везти пострадавшего на такси. В больнице всегда спрашивали, как получена травма. Выдумывали разное: дрова рубил, упал дома с лестницы или с табуретки и т. д. Потому что хозяева всегда требовали не сообщать о причинах. Предлагали деньги на лечение. Ведь если начнётся расследование, то обязательно обнаружатся нарушения техники безопасности, плохое ведение документации по охране труда и т. д. Кому это надо? Кроме того, очень многие работают неофициально и не застрахованы вообще». Вина рассчитывается пропорционально В Приднестровье, как показывает практика, единовременные выплаты намного превышают бюджет финансирования мероприятий по охране труда. Та же Григориопольская шахта обязана выплатить Станиславу М. только единовременное пособие в размере почти 250 тыс. рублей ($23 тыс.), не считая ежемесячного пособия и дополнительных расходов на оплату больничных листов, материальную помощь, реабилитацию. Эти расходы сопоставимы с годовым бюджетом предприятия на финансирование мероприятий по охране труда. Сегодня дешевле следовать правилам техники безопасности, нежели компенсировать сотрудникам, их родственникам потерю здоровья или смерть работника. К слову, в советское время несчастные случаи на производстве, даже при грубейших нарушениях правил охраны труда со стороны работника, стопроцентно ставились в вину предприятию — это его руководитель не доглядел, не обеспечил, не проконтролировал, не воспитал, а работник и так наказан за свою халатность потерей здоровья или жизни. Сегодня законы «подогнаны» под требования времени. Ответственность за несчастный случай пропорционально возлагается на все стороны трагедии (руководителя, начальника цеха, участка, работника, уполномоченного по охране труда и т. д.), при этом Государственная инспекция по охране труда, расследующая несчастные случаи, скрупулёзно высчитывает проценты вины, ибо от них зависит размер выплат. Соответственно, чем выше вина предприятия, тем дороже ей обходится ЧП на производстве, поэтому работодатели всячески изворачиваются, чтобы снизить степень своей вины, переложить её на работника. А он «виноват» уж тем, что поставил свою подпись в соответствующей инструкции, и не важно, проходил он инструктаж, какого качества он был. Подпись твоя стоит — значит, был предупреждён. Скрыть производственные травмы стало сложнее Руководитель инспекции по охране труда Приднестровья Владимир Ворона признаёт, что работодатели (особенно небольших частных предприятий) идут на сокрытие фактов несчастного случая. Инспекция по охране труда старается отслеживать ситуацию. «В 2006 году мы ввели новый механизм контроля производственного травматизма и сразу получили его резкий скачок, практически в два раза (что говорит о масштабе их сокрытия), но за годы ситуация выровнялась, и сегодня мы имеем реальную картину состояния травматизма в Приднестровье, — говорит руководитель инспекции. — Этот показатель держится на уровне 100—120 случаев в год». Как же инспекциям двух берегов Днестра удаётся выводить «из тени» скрываемые производственные ЧП? В «цепочку» расследования были подключены правоохранительные органы, прокуратура, учреждения здравоохранения. В расследовании несчастных случаев принимает участие также Техническая инспекция охраны труда Федерации профсоюзов Приднестровья. Такая же инспекция труда при Национальной конфедерации профсоюзов была создана в Молдове в конце 2012 года. Зональное представительство в Бельцах участвует в расследовании несчастных случаев на производстве в 16 районах севера страны, но только на тех предприятиях, где есть профсоюзные организации. Любой член профсоюза также может получить бесплатную юридическую консультацию. Кроме того, травмпунктам лечебных учреждений на обоих берегах Днестра вменили в обязанность информировать трудовые инспекции о поступивших гражданах, которые, с их слов, получили травму на производстве. Инспекторы проверяют сведения. По закону работодатель обязан сообщить о произошедшем несчастном случае в течение рабочего дня, позднее — уже сокрытие факта. За это следует административное наказание в размере от 7000 до 9000 молдавских леев (от $490 до $630) на правом берегу и от 785 до 1570 приднестровских рублей (от $70 до $140) — на левом. Безусловно, эти меры в какой-то степени дисциплинируют работодателей, но в любой, даже на первый взгляд совершенной схеме есть уязвимое звено. Пострадавший работник — под нажимом ли работодателя, под страхом ли увольнения либо же из «рыцарских» побуждений (чтобы не подставлять начальника) — может скрыть факт получения травмы на работе. Сотрудники Трудовой инспекции рекомендуют гражданам отказываться от опасных работ, если работодатель не обеспечил безопасных условий труда — они имеют на это полное право. Жизнь и здоровье дороже любого места работы. Наталья Петрусевич (Бельцы) Людмила Коваль (Тирасполь) Сохрани Памятку Куда обращаться В случае, если у работника возникли вопросы по охране труда, можно обратиться по следующим номерам телефонов: в Бельцах: Территориальная инспекция труда — (0231) 2-95-08 Зональная инспекция труда при Национальной конфедерации профсоюзов — (0231) 9-28-53 Представительство Центра по правам человека — (0231) 2-81-49 Территориальная касса социального страхования — (0231) 2-25-48 в Тирасполе: Инспекция охраны труда — (0533) 2-65-88 Техническая инспекция по охране труда совета Федерации профсоюзов Приднестровья — (0533) 7-38-50 Уполномоченный по правам человека в Приднестровье — (0533) 5-51-75 Единый фонд социального страхования — (0533) 9-70-47 Статья была написана журналистами с обоих берегов Днестра в рамках проекта, финансируемого Европейским союзом и ПРООН через Программу «Поддержка мер по укреплению доверия». Выраженные в статье мнения принадлежат авторам и не обязательно отражают позицию Европейского союза или Программы развития Организации Объединенных Наций.
Источник – esp.md

Другие материалы рубрики



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

TELLUS Copyright © 1998—2016